Москва,
Чистопрудный бульвар, д.14
+7(495) 625-90-90
+7(495) 723-69-19
info@rusbibliophile.ru
КОРЗИНА
Корзина пуста
 



Забыли пароль? | Регистрация
КАТАЛОГ
История
♦   Кавказ
♦   Rossica
Путешествия и география
Искусство
Религия, философия, психология
Художественная литература
Поэзия
Научная литература
Юридическая литература
Экономика, финансы
Литературоведение
Книговедение, библиография
Фольклор
Издания русской эмиграции
Охота, рыболовство, спорт
Книги издательства «Academia»
Домоводство, кулинария
Энциклопедии, словари, справочники
Книги на церковно-славянском языке
Книги XVIII века
Детские книги
Книги на иностранных языках
Иудаика
Рукописи
Автографы
Периодические издания
Географические карты
Гравюры и литографии
Старинные фотографии
Плакаты
Открытки
 


Новые поступления антикварного магазина "Русский библиофил"

Укажите ваш электронный адрес:




Часы работы магазина

пн.-пт. 1100 - 1900
сб. 1100 - 1700
Автор: Название:
Поиск по описанию: Год издания:
  от:     до: 

Авербах И.Л. От преступления к труду. Под редакцией А.Я.Вышинского. М., 1936. В издательском переплете и в современном художественном футляре. Очень хорошая сохранность. Редкость.

История / Русская /
Искусство / Иллюстрированные издания /
Искусство / Издания тоталитарной эпохи /
Юридическая литература /


Автор: Авербах И.Л.
Год издания: 1936

Цена: 200000 руб.



Авербах И.Л. От преступления к труду. Под редакцией А.Я.Вышинского. М.: Советское законодательство, 1936. XII, 226 с.; с илл. в тексте и на 36 отдельных листах, 1 л. карта. 24,1 х 16,9 см. В издательском переплете работы Н.В.Ильина и в современном художественном футляре. На форзацах конгревное тиснение с изображение пятиугольного знака ударника строительства канала Москва-Волга и надписью: «Ударнику МВС». Очень хорошая сохранность. Редкость.


Книга Иды Авербах широко известна по цитатам, например, из А.Солженицына, но в оригинальном издании встречается крайне редко. В 1937 г., после ареста Г.Ягоды, мужа И.Авербах, тираж книги был изъят и уничтожен. Подобная судьба ожидала еще несколько книг, свободно рассказывавших о жизни трудовых лагерей СССР. С постепенным отказом властей от концепции «перековки» и по мере систематизации цензуры лагерей сам факт их существования стал закрытым для обсуждения, а в послевоенное время - запретным. В справочниках Главлита специальным пунктом тема «мест заключения» была отнесена к области государственной тайны.

Годом великого перелома в классовой борьбе И.В.Сталин назвал 1929 г., ознаменовавшийся «успехами нашего наступления на капиталистические элементы города и деревни». Этот перелом нашел свое отражение в политике репрессий против кулачества, вредителей и контрреволюционеров. Советская власть в конце 1920-х и в 1930-х г.г. не скрывала наличия в СССР обширной системы лагерей, использующей труд заключенных. После посещения в 1929 г. Соловецкого лагеря М.Горький, первый из советских литераторов, издал путевой очерк «Соловки», в котором отметил «небывалый, фантастично удачный опыт перевоспитания общественно опасных людей в условиях свободного общественно полезного труда». М.Горькому принадлежала идея совместной поездки писателей на стройку Беломорско-Балтийского канала, по итогам которой вышла коллективная работа о канале им.Сталина « … История строительства», раскрывшая работу чекистов по трудовому перевоспитанию вредных элементов. Общий тираж коллективного труда, в который вошли, кроме сочинений М.Горького, очерки Л.Авербаха, М.Зощенко, А.Толстого, В.Инбер, Вс.Иванова, А.Эрлиха, К.Финна, В.Шкловского и др., составил 114 тысяч копий. В 1931 г. председатель Совнаркома В.Молотов в докладе VI съезду Советов заявил: «…мы никогда не думали скрывать факта, что труд заключенных, здоровых и способных к труду, у нас применяется на некоторых коммунальных и дорожных работах...» - и тут же привел конкретные цифры: «По Карелии уже проведен трудом заключенных тракт Кемь-Ухта протяжением 208 километров и, кроме того, тракт Парандово-Кикш-озеро на расстояние 190 км».

Книга И.Авербах рассказала о работе по «перековке» заключенных Дмитровлага (1932-1938), крупнейшего исправительно-трудового лагеря ОГПУ НКВД. Заключенные Дмитровлага использовались на строительстве канала Москва-Волга. Наркомвод СССР, которому первоначально было поручено строительство, не справился с соблюдением темпов сталинских пятилеток. Работы были перепоручены органам ГПУ, которыми в этот период руководил Г.Ягода, муж Иды Авербах. Население Дмитрова в шесть тысяч человек быстро пополнилось десятками, а затем и сотнями тысяч заключенных из лагерей по всей стране – Белобалтлага, Балахнинского и Среднеазиатского лагерей. По разным оценкам общее количество заключенных лагеря колебалось от нескольких сотен тысяч до миллиона двухсот человек.

В 1934 г. Президиумом ЦИК был утвержден нагрудный знак «Ударник строительства Москва-Волга», тисненным изображением которого украшены форзацы настоящего издания. Начальником лагеря стал Лазарь Коган, бывший кадровый советский разведчик в Западной Европе. После его разоблачения и возвращения в СССР он оказался сначала на строительстве Беломорканала им. Сталина, а затем и канала Москва-Волга, будучи заместителем начальника ГУЛАГа. Само слово «каналоармеец», которым именовали заключенных, работавших над строительством вышеупомянутых каналов, придумал Л.Коган.

Именно на больших сталинских стройках выросла и упрочилась идея перековки. Об исправлении, становлении на новый путь много писали в газетах, а государственное музыкальное издательство совместно с воспитательным отделом Дмитровлага НКВД издавало серию патриотично выдержанных стихов песен в «Библиотеке Перековки». Нередки были случаи, когда Г.Ягода лично распоряжался о переводе в Дмитровлаг талантливых заключенных. Так, с Беломорканала он перевез Центральную агитбригаду, а из Сибири - молодых литераторов Л.Нитобурга и Р.Тихомирова, которым предстояло создать положительный образ советского лагеря.

Монография И.Авербах, посвященная «перековке» преступных элементов, стала непревзойденным опытом анализа и общения методики исправительно-трудовых учреждений. А.Я.Вышинский в предисловии писал: «Дмитровский лагерь, строящий величайший канал Москва—Волга, дает неисчерпаемое богатство фактов, иллюстрирующих процесс перевоспитания уголовных и т.п. элементов, составляющих население этих лагерей, - процесс, происходящий ежедневно и ежечасно в огне высокого творческого энтузиазма, сжигающего старые пороки и недостатки, очищающего людей… и закаляющего их к новой, радостной и счастливой жизни».

«Перековка» оппонировала, с одной стороны, опыту дореволюционной России и тем царским тюрьмам, в которых сидели сами большевики, а с другой стороны - опыту капиталистических стран. Главной идеей перевоспитания преступников стала интеграция преступного элемента, магическое очищение трудом, которое казалось возможным выходом в советской риторике первых десятилетий.

«Переделка враждебного и неустойчивого сознания, - писала Ида Авербах, - наилучшим образом происходит при концентрации работ на гигантских объектах, поражающих воображение своей грандиозностью». В Дмитровлаге работали школы ликбеза, имелись профессиональные курсы, где преподавали заключенные специалисты, в том числе профессора высших учебных заведений. При управлении лагеря работали драматический театр, духовой и струнный оркестры, в состав которых входили отбывавшие срок профессионалы.

В книге отразились те значительные усилия, которые затрачивались на культурно-воспитательную работу с заключенными. В Дмитровлаге выходило несколько десятков газет и журналов. Печать, по мнению чекистов, в условиях лагеря представляла собой одно из сильных орудий перевоспитания лагерников. И.Авербах много цитирует на страницах книги самые массовые газеты, издававшиеся лагерниками - «Перековка» (издавала свою библиотечку рассказов, очерков заключенных поэтов и писателей) и «Москва-Волга» (более 30 тысяч экз.); упоминаются также издания в рамках ликбеза и женская газета «Каналармейка». Дмитровлаг имел и свой журнал - «На штурм трассы». На изданиях стоял гриф: «Не подлежит распространению за пределами лагеря». В.Шкловский в одном из своих рассказов упоминал, что сотрудничество с просветительским отделом могло служить для получения особых лагерных привилегий в свободе перемещений или даже учтено при рассмотрении досрочного освобождения.

Живописи и скульптуре, созданной лагерниками на строительстве канала Москва-Волга, посвящен отдельный раздел книги. Здесь представлены этюды и картины, выполненные в стиле масляной живописи, акварели, и даже традиционные для тюремной культуры фигурки из хлебного мякиша – карикатурное изображение попа, игнорирующего нищенку в пользу барина. Следует отметить, что все напечатанные работы содержат фамилию заключенного и статью, по которой они были осуждены. В этом списке преобладала ст.35, предусматривавшая поселение в лагере в качестве дополнительной меры к основному наказанию, хотя часто встречалась и печально знаменитая ст.58 - контрреволюционная деятельность, агитация и пропаганда.

Судьба книги была предрешена судьбой своего автора. Ида Леонидовна Авербах (1905-1938) родилась в Саратове, в семье владельца пароходной компании. Ее мать Софья Михайловна приходилась сестрой Я.Свердлову, старший брат Леопольд стал известным советским литературным критиком, писателем. После революции И.Авербах состояла на комсомольской работе, где встретила будущего руководителя органов госбезопасности и своего мужа - Г.Ягоду, с помощью которого добилась должности помощника московского прокурора.

Книга И.Авербах «От преступления к труду» вышла в 1936 г. с предисловием Андрея Януарьвича Вышинского(1883-1954), крупнейшего советского правоведа, главного идеолога тоталитарной юридической системы, академика и генерального прокурора СССР (1935-1939). Именно А.Я.Вышинский возглавлял обвинение во всех громких политических процессах второй половины 1930-х г.г., руководил их ходом и сделал все, чтобы эти процессы прошли гладко с формально-юридической точки зрения. Результатом этих стараний стало выдвижение его в члены ЦК и избрание в 1939 г. действительным членом Академии наук СССР. В 1949-1953 г.г. был министром иностранных дел. Представлял интересы СССР в ООН. Умер от сердечного приступа в Нью-Йорке, узнав о начале реабилитации жертв Красного террора.

После выхода книги И.Авербах планировала защитить диссертацию по проблеме изменения сознания в лагерных условиях. В 1937 г., после обвинения и ареста Г.Ягоды, уличенного в «антигосударственных и уголовных преступлениях», она была уволена из прокуратуры и отправлена в ссылку в Оренбург, где получила новое обвинение в контрреволюционной деятельности и приговорена к работам в исправительно-трудовом лагере. Ее мужа, Г.Ягоду, в 1938 г. допрашивал автор предисловия к ее книге и бывший руководитель – А.Я.Вышинский. Последним местом заключения И.Авербах стал Темниковский лагерь, где ее наказание было вновь пересмотрено и заменено на расстрел.

Внимание! Вы можете получать информацию о новых поступлениях в наш магазин на свой e-mail. Подробнее...

Русский Библиофил - магазин антикварной книги на YouTube

 

copyright © «Русский Библиофил»,
2003 — 2019

Адрес: Москва, Чистопрудный бульв., д.14
Телефон: +7(495) 625-90-90
                 +7(495) 723-69-19
E-mail: info@rusbibliophile.ru



Best-Hosting.ru: хостинг и разработка сайта
Карта метро, схема метро